Брендовая идея

Большинство иностранных компаний, приостановивших работу в России в феврале-марте, планируют определиться до декабря. Вариантов по-прежнему несколько: уход, ребрендинг/даунбрендинг, передача представительств интересантам из других стран, выход из договоров с отдельными магазинами. Некоторые игроки, впрочем, собираются и дальше сохранять статус «приостановившихся», однако собственники помещений настроены уже не так лояльно, как полгода назад, требуя пересмотра договоров, штрафов и судов.

Текст: Максим Барабаш, CRE Retail, ноябрь 2022г.

2234
Изображение взято из источника: CRE
По итогам III квартала 2022 года многие крупные международные игроки начали освобождать или оптимизировать площадки в московских торговых центрах, что уже привело к росту среднего уровня вакансии, рассказывает Евгения Хакбердиева, региональный директор департамента торговой недвижимости NF Group (ex-Knight Frank Russia). Однако рынок продолжит искать альтернативные способы для поддержания бизнеса и заполнения пустующих площадей, убеждена она.

В итоге до конца года продолжится тенденция передачи бизнеса иностранными компаниями, приостановившими деятельность на территории России, локальным игрокам или странам из списка стран-партнеров. Одни продадут бизнес целиком или частично, другие – передадут долю в доверительное управление локальному менеджменту на время. Такие маневры позволят иностранным ретейлерам в дальнейшем вернуться на российский рынок и продолжить работу в привычном формате.

По итогам третьего квартала с начала февральских событий об уходе из России объявили более 15 иностранных брендов (о приостановке деятельности заявили более 180 брендов). Кроме того, было зафиксировано несколько «переоткрытий» под новыми брендами ретейлеров, ранее приостановивших операционную деятельность: L'Occitane («Л'Окситан»), «OBI» (ОБИ), McDonald's («Вкусно – и точка»), бренды Reserved, House, Cropp, Mohito и Sinsay компании LPP Group (RE, CR, M, «Син», «Хс»), CCC (Obuv), Mango и другие. Иностранные компании выработали оптимальные модели и «набор» мер, соглашаются в Orchards: передать российское подразделение компании дружественному партнеру; изменить название юридического лица, на то, которое не ассоциируется с ранее присутствующей компанией; провести ребрендинг.


 
 

Прямая речь
Роман Бойко, генеральный директор Urbitec FM:
 - Несмотря на геополитическую ситуацию, проблемы с логиcтикой и управлением из-за внутреннего давления, крупные игроки не готовы терять российского потребителя и уступать рынок новым брендам. Передача долей в доверительное управление, перевод на другие юридические лица лишь подтверждают планы по возвращению после стабилизации обстановки.  Только небольшой процент участников рынка, заявлявших об уходе в начале марта, действительно прекратили работу. Не планирующие же терять российский бизнес иностранные марки сейчас выстраивают альтернативные бизнес-модели. Например, все мы видим, как расширяются поставки одежды в онлайн-рознице. 

Да, покупатели не хотят видеть в торговых центрах закрытые витрины, но в тех моллах, где лист ожидания на пустующие площади не такой большой, любая аренда лучше ее полного отсутствия. Для собственников недвижимости всё это вообще стало своего рода катализатором для пересмотра концепций, и возможности открытий для покупателей новых брендов и проектов, включая российские.  Сейчас мы, кроме того, можем наблюдать, как меняется отношение к осознанному потреблению – уверен, что среди новых брендов появятся самые популярные, которые и продолжат генерировать трафик.
Источник: CRE

 
Закрытый заказ

Пока же H&M до конца года собирается закрыть в России все магазины, а ООО «Эйч энд Эм Хеннес энд Мауриц», представляющее в России бренд H&M, подало в московский арбитраж иск к ООО «Парк развлечений», управляющему комплексом «Остров Мечты». Как сообщает РИА Недвижимость, истец требует от ответчика вернуть имущество, которое осталось на торговой точке, а так же принять помещение по акту ввода от 23 августа 2022 года. Ранее «Эйч энд Эм Хеннес энд Мауриц» уже сообщала о препятствиях в доступе к арендованным помещениям; предварительные слушания назначены на 12 января. До этого суды трех инстанций, в свою очередь, удовлетворили иск собственника объекта к H&M, обязавший выплатить более 0,5 млрд рублей. Иски к зарубежным игрокам торговые центры подавали и раньше – ответчиками по делам «исполнение обязательств по договорам аренды», выступали и выступают Victoria's Secret, Uniqlo, Adidas, Nike и другие игроки.

В свою очередь, схемы возможных возвращений или работы под новыми флагами называются экспертами неотработанными, «мутными» и «на эмоциях». Некоторые компании и бренды, узнав о возможном включении их продукции в формат параллельного импорта, например, заявили о том, что, вероятно, продолжат поставки в Россию (Lancome, Redken, Yves Saint Laurent, Giorgio Armani, Kerastase и пр). О том, что на российском рынке намерены остаться все крупные итальянские игроки (Pirelli, Barilla, Ferrero и др.), заявил на днях и президент Ассоциации итальянских предпринимателей в России Витторио Торрембини. По его словам, компании не ведут никаких переговоров об уходе, хотя сейчас для них изменилось многое, в том числе – логистика, удорожание которой составило, как минимум, 15%.

Другие участники рынка, впрочем, поспешили откреститься от новых собственников и вообще бизнеса в России. Так, в Inditex уточнили, что группа компаний Daher, которая покупает бизнес холдинга (марки Zara, Bershka, Massimo Dutti, Pull & Bear и др.), «будет работать в стране под собственными брендами», сообщают «Известия».

Ещё в марте иностранные бренды взялись за детальный анализ условий действующих договоров аренды, чтобы оценить финансовые и временные затраты на завершение арендных отношений, вспоминает Сергей Трахтенберг, партнер, руководитель российской практики недвижимости и строительства, международная юридическая фирма Dentons. На практике многие договоры аренды содержат положение, позволяющее арендатором без указания причин, но с учетом выполнения ряда условий (например, уведомление арендодателя за несколько месяцев, уплата платы за реализацию такого права и др.), отказаться от исполнения договоров аренды, так называемый break option. В итоге, ряд иностранных марок запустили процесс такого отказа уже в первой половине года, а сейчас подходит время для освобождения и передачи помещений арендодателям. Компании же, которые ставили деятельность на паузу с тем, чтобы отследить развитие ситуации, только сейчас начинают процесс уведомления арендодателей о реализации break option. Правда, на практике достаточно часто встречаются ситуации, когда договор аренды либо не содержит break option для арендатора, либо сроки его реализации еще не наступили (например, когда договоры аренды были заключены в 2020 – 2021 годах). В этих случаях иностранные игроки, принявшие решение завершить работу магазинов сейчас, вынуждены договариваться об условиях досрочного расторжения договоров аренды с арендодателями, указывает г-н Трахтенберг.


Источник: CRE

Как правило, крупные бренды всегда прописывают в договоре право одностороннего отказа от договора с предварительным уведомлением, соглашается Надежда Цветкова, директор, руководитель направления аренды торговых помещений CORE.XP. Учитывая, что магазины закрыты с марта 2022-го, многие арендодатели уже проработали возможные варианты замены на такие площади, добавляет она. В этом случае, зачастую, обе стороны заинтересованы как можно скорее договориться и расторгнуть договор: для бренда это возможность быстро выйти с минимальными затратами, для арендодателя – освободить помещение (как де-юре, так и де-факто), и передать новому арендатору. Разумеется, в случае, если сторонам не удается договориться, арендодатель может подать в суд и требовать возмещения (штрафы, оплата аренды до конца срока договора, компенсация вложений в отделку арендатора и т.п.). Обычно рассмотрение может занять от нескольких месяцев до года – и всё это время помещение будет находиться под обременением, его невозможно будет сдать. «Если сравнить количество работавших магазинов иностранных брендов в России и число судебных дел, информация о которых имеется в публичном доступе, можно сделать вывод о том, что арендодатели в большей степени настроены на достижение договоренностей, а не на судебные споры, – констатирует Сергей Трахтенберг. –  Стоит учитывать и то, что крупные иностранные бренды всё-таки не заинтересованы брать на себя репутационные риски в связи с неправомерным оставлением площадей или наличием существенной непогашенной задолженности по арендным платежам. Таким образом, уходящие арендаторы будут стремиться к мирному завершению взаимоотношений».

Прямая речь
Марина Преображенская, старший юрист практики "Недвижимость. Земля. Строительство" юридической фирмы VEGAS LEX:
- Большая часть исков в суд была подана владельцами торговых помещений в августе и сентябре, и на сегодняшний день рассмотрение требований еще не завершено.

Возможность же одностороннего выхода из арендных отношений напрямую зависит от условий договора. Наличие у арендатора в договоре права на односторонний немотивированный отказ от договора, как правило, обусловлено обязанностью арендатора выплаты арендодателю денежной компенсации (платы за отказ). Размер санкций в рамках досрочного расторжения договора может доходить до 60–80% от размера оставшейся арендной платы, выплачиваемых единовременным платежом. При наличии права на односторонний отказ от договора, приостановившие деятельность компании пользуются законным способом прекратить арендные отношения (например, компания Adidas отказалась от договоров аренды в некоторых региональных магазинах).

Однако многие договоры аренды, заключенные зарубежными брендами, не предусматривают права арендатора на односторонний отказ от договора, и закрытие магазинов без согласия арендодателя не влечет прекращение арендных отношений; более того, приводит к нарушениям условий договоров. Де-юре владельцы магазинов по-прежнему обязаны платить арендную плату, и несут ответственность за неисполнение обязательств, в том числе, по ведению в арендованных помещениях торговой деятельности.

Длительность таких нарушений иностранными ритейлерами, заявившими об уходе из России, повлекла массовую подачу исков к ним со стороны торговых центров. В частности, арендодатели обратились в суд по поводу договоров с Uniqlo, Adidas, Nike, Zara, H&M и др. Торговые центры просят взыскать с ритейлеров штрафы за неправомерное приостановление коммерческой деятельности, задолженность по арендной плате, а так же убытки, причиненные арендодателям.

Суммы, предъявленные к взысканию, очень различны. Одно из самых крупных требований, составляющее более полмиллиарда рублей, было предъявлено владельцем торговых центров в Самаре к Zara, (дело № А55-25729/2022). По этому делу судом уже были приняты обеспечительные меры на сумму иска по ходатайству владельца ТЦ.

Некоторые моллы сами отказались от договоров с приостановившими деятельность брендами из-за закрытия магазинов последними, и, кроме штрафов и долгов по договору, требуют с компаний убытков, причиненных досрочным расторжением договоров по вине арендатора. В качестве примера можно привести спор между ТЦ "Реутов Парк" и H&M (дело № А41-59298/2022). Стоит отметить, что ритейлер не согласился с владельцем торгового центра и подал встречный иск о признании расторжения договора аренды незаконным.

Источник: CRE


Деловые люди

Анастасия Сивицкая, советник Orchards, соглашается: иностранные компании пока практически не используют механизм  расторжения договора аренды в судебном порядке. «В этом случае нужно доказать существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, или существенное нарушение договора другой стороной, – поясняет она. – Но, как показала практика, сформировавшаяся в период пандемии, возможности такого судебного расторжения весьма ограничены. Компании, уходящие с российского рынка, в подавляющем большинстве случаев не смогут сослаться на существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, поскольку их решения о прекращении деятельности в России обусловлены не объективными причинами, а являются собственным политическим выбором».

Приостановка арендаторами операционной деятельности не только не прекращает действие договора и не освобождает от обязанности платить аренду, но и зачастую влечет ответственность в виде уплаты внушительных неустоек, поддерживает Валерия Дозорова, юрист практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и партнеры». В итоге при решении об отказе от торговых точек брендам придется соизмерять риски в отношении каждого арендуемого помещения с учетом зафиксированных договоренностей сторон. Некоторые договоры и вовсе могут предусматривать мораторий на отказ в течение установленного срока или на весь срок аренды. В таком случае и при невозможности сторон прийти к соглашению, расторгнуть договор действительно получится только в судебном порядке. При этом весьма вероятны споры, при которых арендатор будет считать свой отказ правомерным, и ссылаться на прекращение отношений по аренде, а арендодатель – указывать на обратное и требовать уплаты задолженности. «Но, например, арендная плата, зачастую, привязана к обороту арендатора, – напоминает Анастасия Сивицкая. – При прекращении деятельности арендатора арендодатель лишается права на получение большей части арендной платы, что может быть признано существенным изменением обстоятельств, разумно предвидеть которые стороны не могли. Такие обстоятельства будут являться основанием для расторжения договора аренды в судебном порядке».
 
Прямая речь
Дмитрий Урякин, юрист Maxima Legal:
- На практике большинство рачительных собственников все же пытаются договориться с арендаторами до и вне суда, подписывая соглашения о расторжении договоров аренды. В ряде случаев таким соглашением предоставляется рассрочка по внесению уже просроченных арендных платежей, а так же реструктурируются штрафные санкции за неиспользование торгового объекта и за досрочное прекращение договора аренды. Все это позволяет собственникам коммерческих площадей получить деньги здесь и сейчас, не обременяя себя длительными судебными тяжбами.

 Однако если договориться не получится, конфликт наверняка будет перемещен в суд, «договорная» позиция арендатора в котором будет заведомо менее выигрышной по сравнению с позиций арендодателя. Этому способствует поведение самих арендаторов, которые по разным, зачастую отнюдь не рыночным причинам, игнорируют положения договоров, останавливая операционную деятельность и прекращая платить по ним, а так же патернализм нашего законодателя, который с марта 2022 года разными способами старается защитить интересы отечественных предпринимателей от действий «недружественных» лиц.

Среди громких дел выделю дело № А40-115234/22, когда арбитражный суд города Москвы взыскал с ООО «Массимо Дутти» в пользу ООО «Хартни Энтерпрайзис Лимитед» (ТЦ «Бутово Молл») неустойку в размере 140 млн рублей в связи с досрочным расторжением договора, обусловленным неоплатой Массимо Дутти арендных платежей. Затем дело № А40-214366/22, рассматриваемое арбитражным судом города Москвы, в котором ООО «Цветной Централ Маркет» (ТЦ «Цветной») взыскивает ООО «Ол Сейнтс Ритейл» (ритейлер бренда одежды “AllSaints”) неустойку в размере 11 млн рублей в связи с приостановкой ритейлером своей операционной деятельности. Далее дело № А41-82154/2022, рассматриваемое арбитражным судом Московской области в котором ООО «Просперити» (ТЦ «Красный Кит») взыскивает с ООО «Юникло (Рус)» (ритейлер бренда одежды “Uniqlo”) неустойку за неосуществление коммерческой деятельности.
Источник: CRE

 
Миру мир
 
Ещё в начале осени судебные процессы между брендами и ТЦ можно было пересчитать по пальцам, отмечает Наталья Якименко, генеральный директор Lynks Property Management. И даже сейчас в интересах сторон – прийти к мирному соглашению, соглашается она с коллегами. Кроме того, уже есть примеры, когда ТЦ отзывают иски – значит, что участники спора о чем-то договорились.

Ситуация осложняется тем, что до сих пор нет и полной ясности с планами многих ритейлеров: кто-то объявил об уходе, но пока приостановил деятельность с сохранением всех активов, кто-то ведет изнурительные переговоры о продаже бизнеса в России, кто-то прекратил любые инвестиции в развитие и маркетинговую активность, но работает. «С одной стороны, арендодателям не выгодно держать закрытые витрины, – резюмирует г-жа Якименко. – С другой – решать споры в суде в нашей стране, как правило, не очень любят. Да, в целом обстоятельства на стороне арендодателя, ведь в сегодняшней ситуации нет юридических условий, освобождающих участников договора от ответственности. А значит, приостановка деятельности является исключительно инициативой ритейлеров и их коммерческим риском. Но арендодатели видят и все сложности положения арендаторов – начиная от логистики и заканчивая уменьшением среднего чека и изменением спроса».

Досудебное разрешение требований позволяет быстрее свернуть деятельность на российском рынке, сохранить репутацию и привлекательность российского актива при продаже, поддерживает Анастасия Сивицкая. Игроки, объявившие о «полном уходе»,  в большинстве случаев согласны прекратить спор с российской стороной на справедливых и разумных условиях. «Но в случаях, когда требования, предъявляемые к ушедшим иностранным компаниям, являются, скорее, спекуляцией на возникшей ситуации и направлены на безосновательное взыскание баснословных сумм, последние готовы защищать свои интересы в суде, – добавляет эксперт. – Споры с компаниями, которые ушли из России или объявили о приостановлении работы, в большинстве случаев пока не получили разрешения по существу. Волна судебных споров вообще только начинается; имеются отдельные иски с требованиями к H&M, Uniqlo, Adidas, Nike и др. По сведениям из картотеки арбитражных дел, зачастую рассмотрение заканчивается без вынесения судебного акта по существу требований. Истцы заявляют отказ от исковых требований, что косвенно свидетельствует о добровольном исполнении требований ушедшими компаниями и о стремлении урегулировать спор мирным путем».


Источник: CRE

В качестве примера разрешения спора по существу в Orchards приводят всё то же дело №А41-37099/22, в рамках которого арендодатель пытался взыскать с Uniqlo арендную плату и штраф за неосуществление коммерческой деятельности. Иск удовлетворен частично, требование о взыскании штрафа поддержано. Ситуация является примером типичного поведения иностранной компании, уходящей с рынка, подчёркивает Анастасия Сивицкая: игроки придерживаются концепции исполнения договорных отношений после объявления о приостановлении деятельности, и прибегают к договорным условиям для прекращения обязательств.  В целом же пока можно выделить только промежуточные позиции судов об оценке обстоятельств прекращения работы «иностранцев». Например, при разрешении вопроса о принятии обеспечительных мер, суды зачастую рассматривают объявление компании об уходе с рынка, как основание для применения таких мер.

Впрочем, общие тенденции судебной практики в России по спорам с «ушедшими» компаниями уже определены. Приостановление/уход иностранной компании оцениваются в совокупности со всеми доказательствами, обосновывающими требование. Обстоятельства приостановления/ухода получают оценку, когда указанный уход действительно имеет правовое значение и влияет на порядок исполнения обязательств. Например, прекращение деятельности расценивается как утрата интереса. Затем – суды чаще, чем обычно, принимают обеспечительные меры против иностранных компаний. Далее – само по себе объявление о приостановлении деятельности является основанием для принятия обеспечительных мер. Разрешая споры в пользу российского юридического лица, суды ссылаются на наличие публичного интереса. Приостановление же деятельности/уход иностранной компании не становятся поводом для легализации противоправного и недобросовестного поведения контрагентов (уход иностранного лица не повод для неисполнения обязательства).

Прямая речь
Руслан Петручак, советник BGP Litigation:
- Если мирным путем расторгнуть договор не удалось, одна из сторон, разумеется, может инициировать спор о расторжении договора. Однако зачастую такие судебные процессы завершаются прекращением производства в связи с примирением сторон и отказа от иска, как произошло, например, в споре «Адидас» против «ЦВЕТНОЙ ЦЕНТРАЛ МАРКЕТ». От исков к «Ре Трэйдинг» (российское подразделение польской LPP; бренды Reserved, Cropp, Mohito, Sinsay) отказались «Гранд каньон», «Балтийский молл» в Калининграде, «Ритм-2000» в Твери. Это произошло после сообщений о продаже бизнеса в России.

В целом, большинство арендодателей идут на уступки арендаторам и предпочитают разрешить разногласия в досудебном порядке, рассчитывая в дальнейшем продолжить отношения с новыми собственниками брендов. Но некоторые арендодатели всё же пошли в суд: например, оператор самарского ТРК «Космопорт» добился в суде ареста на счетах компании 215 млн рублей по иску о взыскании арендной платы, убытков и неустойки. В другом споре «Остров мечты» против «Эйч энд Эм» арендодателю удалось доказать отсутствие сторон в продолжении отношений и признать прекращенным предварительный договора аренды помещения, а так же взыскать неосновательное обогащение и обязать возвратить помещение в пятидневный срок с даты вступления решения по делу в законную силу с колоссальной неустойкой на случай неисполнения решения в размере 1 000 000 руб. в день за каждый день просрочки.
Источник: CRE

 
Только спокойствие

Обращений в суд, очевидно, станет больше – как минимум, по причине необходимости «просуживания» дебиторской задолженности, убеждена Наталья Якименко. Однако будет преувеличением и сказать, что такого рода споры превратятся в массовое явление, подчёркивает эксперт: арендные платежи составляют, как правило, относительно небольшую долю в общем бюджете расходов. Отсутствие каких-то драматических изменений в судебном досье может косвенно подтверждать, что большая часть процессов реструктуризации бизнеса уходящих брендов пока относительно успешно решается в рамках переговоров с арендодателями.

Кроме того, получить положительное решение – это только полдела, его ещё нужно исполнить, указывает Валерия Дозорова. И, если при исполнении решения в части расторжения договоров или освобождения помещений особых проблем у собственников помещений, вероятно, не возникнет, то для исполнения денежных обязательств средств на счете ответчика с тем, чтобы удовлетворить требования всех кредиторов, может быть просто недостаточно. В таком случае высока вероятность банкротства компании-должника. «Но и отношение собственников стало более ровным и спокойным, поскольку появилась определенность: сейчас уже более-менее понятно, кто остаётся, кто уходит, а у кого – продажа партнеру, ребрендинг, – поясняет Светлана Ярова, директор департамента брокериджа коммерческой недвижимости RRG. – Выяснение отношений между собственниками помещений и брендами, которые покинули российский рынок, через суд так и не стало общей практикой. Процессы были, суды рассматривали каждый конкретный случай и выносили решения, как в пользу арендодателей, так и в пользу ритейлеров. Да, было несколько крупных случаев, когда суд встал на сторону собственников ТЦ и обязал бренды заплатить огромные штрафы. Эти процессы получили большой резонанс в деловом сообществе и, возможно, в каких-то случаях побудили ритейлеров пойти навстречу, и выполнить обязательства по договору, либо заключить мировое соглашение, не доводя дело до суда. Впрочем, среди западных брендов немало и таких компаний, кто в принципе не переставал платить аренду и, даже выбрав уход с российского рынка, стремился сохранить репутацию и хорошие отношения с собственниками».
 
Прямая речь 
Глеб Белавин, заместитель генерального директора УК MLP:
- Я категорически против оценочных суждений, которые звучат в отношении арендаторов, уходящих с рынка. У нас такой российский психотип: мы или любим взасос, или ненавидим до смерти. Компании - арендаторы стали недружественными, — пусть уходят, мы на их место сейчас быстренько встанем, и всё будет хорошо. Не будет. При таком подходе – точно не будет.

Вот у  нас в портфеле порядка 30% контрагентов иностранного происхождения. Мы с каждым проводим работу, которая необходима, чтобы этот бизнес сохранить в стране. Более того, компании подтверждают свои намерения, молча или вслух.

В сегодняшней ситуации хорошо бы находить середину между тем, когда сначала лицом к западу, а потом, в силу каких-то событий, поворачиваемся к нему тем, куда предлагаем пойти и разворачиваемся на восток.
Источник: CRE
 
 
Готовность – это всё
 
Однако, если несколькими месяцами ранее собственники помещений были готовы ждать и терпеть закрытые магазины при условии хотя бы минимальной арендной платы, то сейчас они больше склонны к досрочному завершению таких договоров и поиску новых арендаторов на новых условиях, отмечает Светлана Ярова. Тем более, что у иностранных брендов зачастую были ещё и более выгодные условия, чем у остальных арендаторов.

Кроме того, на торговые центры часто давят банки-кредиторы, что вынуждает управляющих менять неэффективных арендаторов здесь и сейчас. Исключение, по её словам, могут составить лишь несколько брендов, заменить которые не так-то просто: ZARA, Uniqlo, ряд спортивных марок. «Иностранные бренды не были готовы к развитию событий весны-2022, – констатирует Степан Щедров, старший консультант, департамент складской и индустриальной недвижимости, Union Brokers. – И, несмотря на прошедшие множество этапов проверок договоры аренды и прочие соглашения, условия выхода из них, очевидно, не были проработаны должным образом, а учитывая отсутствие де-юре статуса форс-мажора в виде военного положения, они оказались в подвешенном состоянии. В итоге, с одной стороны имеем желание вести бизнес и получать прибыль в России, с другой – приверженность западным ценностям и политическое давление чиновников собственных стран, что можно так же охарактеризовать, не иначе как, "friendly fire". Не стоит забывать ещё один важный аспект: неработающая розница тянет за собой перебои в логистике и издержки хранения. Требования же арендодателей вполне обоснованы: хотите – работайте, хотите –закрывайтесь, но арендная плата по расписанию. Но ключевым моментом здесь будут не столько прецеденты судебных решений, сколько процесс взыскания, наложения ограничений на имущество, привлечения к ответственности за неисполнение решений и прочие последствия. Переименования, «переоткрытия», уловки с фиктивным банкротством могут затянуть ситуацию, помогут частично уклониться от обязательств, но осложнят возвращение. На собственной практике мы столкнулись с ситуацией, что российская компания, учредителем которой является иностранное юрлицо, была вынуждена выйти из договора, оплатив почти годовую аренду, при этом ни разу не воспользовавшись площадью – обошлось без исков, но в конкретном кейсе это произошло, скорее, благодаря лояльным взаимоотношениям сторон».


Источник: CRE

Несмотря на сложившуюся ситуацию, некоторые международные ритейлеры продолжают расширять и диверсифицировать бизнес на территории России, добавляет Евгения Хакбердиева. В том числе, отдавая его в управление локальным игрокам или компаниям из стран-партнеров. «В контексте "перекрашивания" наблюдаются прямые переговоры участников, и покупатель почти всегда уже заранее известен, – соглашается Степан Щедров. – Зачастую в соглашения включается возможность обратного выкупа, что обозначает желание иностранного капитала сохранить пути к возвращению на наш рынок».

Пока же Турция установила новый рекорд экспорта в Россию — $1,1 млрд. в сентябре. Это в два раза больше, чем год назад, и на 27% больше, чем всего месяцем ранее: в августе экспорт составил $949 млн. Правда, некоторые эксперты настроены намного более пессимистично, ожидая после нового года массовых банкротств. «Основная проблема у российских ритейлеров –  не попытка замещения иностранных компаний, а падение покупательской активности, – пояснил в интервью «Радиоточке НСН» Иван Федяков, гендиректор информационно-аналитического агентства Infoline. – Она составляет от 30% до 50% в различных сегментах. К такому ни один ритейл не был готов. Если ситуация не улучшится, то после нового года пойдет череда банкротств. Совсем не покрываются расходы на аренду, коммунальные платежи и заработную плату персонала».

Коментарии (0)


иГРОКИ РЫНКА

NF Group

Хакбердиева Евгения

Urbitec FM

Бойко Роман

CORE.XP

Цветкова Надежда

Lynks Property Management

Якименко Наталья

RRG

Ярова Светлана

MLP

Белавин Глеб

Консалтинг и брокеридж

NF Group

Управление и эксплуатация недвижимости

Urbitec FM

Юридическая поддержка

Dentons

Консалтинг и брокеридж

CORE.XP

Юридическая поддержка

Orchards

Юридическая поддержка

Maxima Legal

Управление и эксплуатация недвижимости

Lynks Property Management

Юридическая поддержка

BGP Litigation

Консалтинг и брокеридж

RRG

Управление и эксплуатация недвижимости

MLP

Консалтинг и брокеридж

Union Brokers

Поделиться

Материалы по теме

Источник: CRE
Конфликт

H&M требует от «Острова Мечты» вернуть имущество

Также требования ритейлера обязуют торговый центр принять помещение по акту возврата от 23 августа.
08.11
Источник: Malltech
Открытие

Adidas, Reebok и Puma можно будет купить в Красноярске

В ТРЦ «Планета» открылся мультибрендовый магазин MOVE.

08.11
Источник: Адамант
Экспертный анализ

Кушать продано

В ноябре в Петербурге планируется открыть крупнейший в Европе фуд-молл VOKZAL 1853 – по состоянию на весну 2022-го, инвестиции компании «Адамант» и структур Алексея Васильчука в проект оценивались экспертами в 1,5 млрд рублей. Предполагается, что резидентами станут около ста ресторанных концепций на 4000 посадочных мест; средний чек – 900 рублей. До сентября формат гастромаркетов, фуд-холлов и фуд-моллов назывался одним из наиболее перспективных: на фоне полузакрытых границ и бума внутреннего туризма запрос у конечных потребителей на совмещение «хлеба со зрелищами» продолжал расти.
 
Текст: Максим Барабаш. CRE Retail, октябрь 2022г.
03.11
89025

журнал CRE 22-1 (421)

Декабрь (2) - Январь (1)
Журнал вышел в печатном формате.  С PDF версией журнала можно ознакомиться ЗДЕСЬ Номер выпущен при поддержке: Группа компаний Спектрум MD Facility Management   MMG   City&Malls PFM   ТЕХНОПАРК PERERVA   Comcity RD Management   Группа компаний «Пионер»   Raven Russia   УК Zeppelin   Галс-Девелопмент   ricci Авито   Nikoliers В НОМЕРЕ ПОДВОДИМ ИТОГИ 2022 г.: ЛИЦА ГОДА  В судьбе их компаний как в капле воды отразилдось все, что происходило с рынком в это...

подпишись НА эксклюзивные новости cre