Оскар Хартманн: «Я всегда хочу вырастить что-то большое»

В винной комнате отеля "Балчуг Кемпински Москва" основатель KupiVIP Оскар Хартманн рассказал журналу CRE Retail о том, тяжело ли было его проекту выйти из интернета и посмотреть «реальному покупателю» в глаза, русском патриотизме и бизнес-ангелах среди нас.

2104
Изображение взято из источника: CRE Retail, Декабрь 2015
Автор: Екатерина Реуцкая

В винной комнате отеля "Балчуг Кемпински Москва" основатель KupiVIP Оскар Хартманн рассказал журналу CRE Retail о том, тяжело ли было его проекту выйти из интернета и посмотреть «реальному покупателю» в глаза, русском патриотизме и бизнес-ангелах среди нас.

– Вы из так называемых русских немцев, уехали в Германию, с детства работали.  Есть ли какой-то опыт, который, если бы вы вернулись в прошлое, уже точно не захотелось бы получить? Чему вообще научила жизнь в Германии и США человека, который все-таки захотел потом вернуться в Россию?

– Весь опыт, который сегодня со мной, я получил не зря, и если бы все вернулось, захотел бы получить и снова. Если ты доволен и счастлив там, где ты сейчас, то должен быть благодарен и за все, что было. В том числе – за самые некрасивые вещи, даже за войну. Возможно, если что-то из этого убрать, в жизни все случится иначе. И у меня – ноль, ноль опыта, о котором я жалею. Впрочем, в жизни вообще всегда нужно делать то, о чем тебе не придется пожалеть. Когда ты выбираешь, например, бизнес, ты должен его выбрать так, чтобы даже если с ним ничего не получится, ты остался доволен. Да, иногда жаль условных десяти тысяч часов, потраченных на что-то, от чего нет видимого результата, но потом ты понимаешь, что и они важны.

– Самое яркое воспоминание из тех лет, когда вы еще не жили в России?

– Очень многое… Год в Америке – вот это было очень важным, переломным событием в жизни.

– Это вас изменило?

– Да, конечно. Я начал там присматриваться к бизнесу, видел, что есть многие вещи, которые можно делать, познакомился с добрыми людьми, сильно изменил свое мировоззрение. Я вообще очень много переезжал, это так важно для личности – когда ты много переезжаешь. Ты  ведь в итоге всегда видишь все немного по-другому, как бы со стороны. Я всегда задавал вопрос: почему то, что было так ценно в другом месте для меня, отсутствует здесь? (Смеется.) Да, конечно, это и люди, по которым ты скучаешь, но это и бизнесы, которые делают жизнь лучше. Правда, в России вообще взгляд на бизнес такой, неромантичный: вот, мол, любой бизнес забирает у тебя деньги, а любая прибыльная компания – такой большой монстр, он забирает еще больше денег. Но это же не совсем так. Если мы посмотрим без эмоций на то, что реально влияет на качество нашей жизни, то хорошие бизнесы играют очень большую роль, они позволяют делать то, что дает спокойствие, гармонию. Вот возьмите даже страховку – да,  это бизнес, это компания, но она дает спокойствие в душе, уверенность, а это сильно влияет на качество жизни.  Коммерческие организации играют огромную роль в поддержании мира во всем мире, просто не все понимают это. И вот эти многие переезды дали мне в каком-то смысле уникальный взгляд на все, дали возможность везде, где я жил, смотреть на все другими глазами. В том числе в России семь лет назад.

– То есть вы так и остались таким русским нерусским немцем?

– Да, но меня, знаете, вообще тяжело в какой-то ящик засунуть (смеется). Я русский немец или немецкий русский – это нельзя понять уже сейчас. Я и среди русских немцев достаточно сильно выделяюсь.

Вы запускали KupiVIP с участием Оливера Юнга, немецкого бизнес-ангела. Вот эта система бизнес-ангелов – она вообще приживется когда-то в России так же масштабно, как на Западе?

– В России это уже прижилось.

– Но не так распространено, согласитесь.

– Но все же очень, очень распространено. Я бы сказал, что Россия входит по институту бизнес-ангелов в первую десятку в мире. А потом, вы с кем сравниваете? С Америкой? Китаем? Германией? Конечно, это несопоставимо, но нужно понимать, как долго это работает там и сколько лет рыночной экономике здесь. В целом русские любят новое, разнообразное, и у всех успешных компаний много разных проектов. Если говорить про стадии ранних инвестиций, то в России просто гиперактивность наблюдается: сотни людей готовы вложить миллион рублей, десять миллионов, сто миллионов в стартапы. Но есть страны, в которых вообще нет этой культуры. Например, арабские страны с их нефтяными деньгами. Там все просто: они боятся неуспешности проекта, для них позор – если что-то не получилось, поэтому они боятся стартапов. Саудовская Аравия вообще стерильна от этого.

– Вам самому это интересно?

– Очень интересно, я же бизнес-ангел на постоянной основе. Если вы талантливы, то вот у моего фонда есть стипендия; любой талантливый человек в своем окружении всегда найдет людей, которые его поддержат. Вообще в России в целом культура помощи тем, кто что-то запускает, очень развита. Просто мы привыкли сравнивать с лучшим, с тем, что работает десятилетиями, США, скажем. А если сравнить с Малайзией и Кенией – то картина другая, не такая грустная для России уже, и зря вы смеетесь. Или вот Японией.  Очень развитая страна, большая, а там – ноль, практически ноль бизнес-ангелов. Россия, конечно, этим и хороша – всегда сравнивает себя с самыми лучшими, если бизнес-ангелы – с Америкой, медицина – с Японией, мода – с Францией, автомобили – с Германией. Это, с одной стороны, такой опасный путь – ты всегда будешь плохо выглядеть, но и прекрасный – ты всегда идешь вперед и видишь только лучших.

– В 2008 году в интернет-магазины все еще мало кто верил – прежде всего потому, что русская логистика до сих пор остается ниже критики, а курьера в Москве можно ждать весь день. Как вы меняли это отношение в своем проекте? Вероятно, пригодился опыт Вашего отца, генерального директора логистической компании? Почему в итоге остановились на собственном автопарке, а не на аутсорсинге?

– Сначала мы отдали логистику на аутсорсинг, но это сработало плохо, и мы были вынуждены принять инхаус-модель. Но, поверьте, логистика в этом бизнесе меня точно никогда не пугала.

– Она пугала и до сих пор пугает потребителя.

– Не знаю, насколько он там боится, наш потребитель, потому что вот из Китая никто же не боится заказывать 200 тысяч посылок в сутки. Потребитель всегда боится непонятно чего. Но так же он боится заходить и в оффлайн-магазин. Девушка боится, что ее будут оценивать продавцы, а если пойдет с подругами, то будет стесняться уже того, что ей придется экономить. Эмоционально оффлайн – не такое уж безопасное и комфортное место. А импульсные покупки? Люди приходят домой и ненавидят себя: зачем я это купил? Мир не так прост, это не диснейленд. Да, вы можете спокойно пойти в магазин, куда часто ходите, отказаться от покупки, но продавец скажет: наверное, у нее проблемы с деньгами. А вдруг у вас есть общие знакомые и она им на кухне расскажет? Или вы придете в магазин, будете выбирать себе обувь. Продавец ходил несколько раз на склад, выносил, трудился, а вы ничего не купите, и вам заведомо неловко, пройдете через неприятные эмоции. Кому-то это без разницы, конечно же. Но много больше людей, которые не настолько социально сильны, и любой контакт – это для них целый проект. Интернет же очень привлекателен за счет спокойствия – выбирай столько, сколько нужно, потом с курьером примеряй.

– Когда ваши курьеры привезли двадцать размеров, а ничего не подошло – разве это не такой же выход из зоны комфорта?

– Может быть. Но мы для того и улучшаем сервис постоянно. Я, кстати, скажу, что сервис сейчас в России на очень высоком уровне. Можно назначать точное время, попросить привезти домой, на работу, примерять сколько угодно, с курьером общаться не по телефону, а в WhatsApp, можно ему отправить подробную карту. Никто не говорит, что все хорошо и все проблемы решены. Но то, что работа идет постоянно, – очевидно. Мы, кстати, вот недавно запустили оффлайн-магазин. И тут тоже нужно смотреть на вещи трезво и понимать, что есть преимущество у любого канала, никакого каннибализма тут нет. Мобильный телефон, интернет-магазин, оффлайн-магазин – недостатки и достоинства очевидны, и мы верим в мультиканальность. Если магазин ориентирован на самую низкую цену и дешевые вещи, для него интернет, очевидно, не будет самым эффективным каналом, потому что такой спрос должен удовлетворяться рядом с домом, куда привозится просто паллета картошки, и люди ее оттуда забирают. Но оффлайн-магазин, конечно же, не может закрыть все потребности. На KupiVIP 50 тысяч новых товаров каждый день. Какой магазин это вместит, где это можно повторить? Есть женщины, которые вообще не слишком хорошо знают, что они хотят, и для них очень привлекателен такой постоянный поток в интернет-магазине, потому что в итоге они делают неожиданную и нужную покупку. Онлайн и оффлайн – все это будет существовать очень долго, никто никого не убивает и не выживает. Потребление ведь в целом растет, люди потребляют все больше и больше вещей, и если онлайн выигрывает в какой-то момент, то это не означает смерть оффлайна, и наоборот. Сейчас я вижу колоссальное число дискуссий на эту тему, но обсуждать надо не это, а то, что конкретно и как ты делаешь. Бизнес-модель, которая точно умирает, – тащить товар из Китая два раза в год, выкидывать его на полки и потом полгода продавать. Вот это априори уже никому не неинтересно. Времена дефицита прошли, эта «закупочно-китайская» модель изжила себя. Если покупатель три месяца подряд видит в магазине один и тот же товар, то он больше туда не придет. Люди хотят постоянного обновления.

– Сейчас многие сети электроники делают из своих оффлайн-магазинов эдакую гранд-витрину, а основной товар продают все-таки в сети.

– Нет-нет, для нас это – отдельный бизнес. Да, можно назначить доставку или возврат в магазин, можно пользоваться обоими каналами, но все равно это разные бизнесы. Товар в реальном магазине и в сети у нас отличается.  Мы предлагаем клиенту поиграть в некий поиск сокровищ. Но любая модель должна быть рабочей и приносить доход, а не витринной.

– Будете ли вы делать оффлайн-сеть?

– Да.

– Как будете выбирать ТРЦ? Интересно ли Вам, например, было бы открыться в галереях класса люкс – скажем, «Временах года»?

– Почему нет. Мы смотрим очень оппортунистически на это, обращая внимание на все представленные на рынке помещения. Не вижу причин, почему бы не открыться во «Временах года». Мы смотрим стрит-ритейл, ТРЦ – всё, что есть на рынке.

– Сколько вы хотите открыть таких магазинов?

– Мы всегда, когда что-то делаем, хотим вырастить большое. Не потому, что больны гигантоманией, а потому, что именно большое позволяет давать потребителю лучшее предложение и большую ценность. Поэтому планируем впечатляюще масштабироваться.

– Сто, двести, триста магазинов в Москве?

- Почему нет. Stepbystep. Зачем  об этом говорить сейчас, вот сделаем – и я вам скажу цифру.

–  Вернемся в прошлое. Что вообще стало самым сложным при запуске KupiVIP? Как вы относились к мнению того же Куснировича, считающего, что интернет – не место для товаров класса люкс?

Я очень люблю Куснировича, потому что он перфекционист, и все, за что берется, у него получается прекрасно. Но тут нужно понимать и другое: не может быть верным высказывание, если есть проекты на рынке, которые его опровергают. А их немало. Мы часто хотим во всем видеть лишь логику, но в потребительском поведении только на логике далеко не уедешь. Из-за этого аналитикам довольно тяжело создавать ритейл-компании, иначе они бы делали много великих проектов. Вообще сам факт продажи через интернет, он контринтуитивный. Помните, когда появился интернет, все обсуждали, что завтра не будет университетов, клиник, весь документооборот уйдет туда? Но никто не думал про fashion, потому что это не лежало на поверхности. Но как ни абсурдно, в итоге оказалось, что fashion – самый большой для интернета сегмент. Даже если взять почти все рынки онлайн-фэшн – это больше всего остального вместе взятого. В Германии в 2007 году онлайн-фэшн вышел на уровень 4 млрд евро. Я помню, тогда была большая конференция, где эксперты обсуждали – как такое может быть, ведь все остальное приносит только 20 млн долларов. Но в этом году fashion оценивается уже в 15 млрд евро. Пятнадцать! Никто не понимает до сих пор, почему это так, но это так. Люди обожают покупать одежду и обувь по интернету – и, в том числе, в сегменте luxury; они не любят переплачивать. И вот как раз в luxury-сегменте то, что делает соответствующий магазин, тот самый перфекционизм, то, что тебя узнают с порога, – это всё для определенной публики скорее дискомфорт. Есть вообще бутикофобия – не все могут зайти тогда, когда они не выглядят шикарно, не чувствуют себя хорошо. Плюс подарки – когда люди покупают подарки, они, может быть, еще больше хотят экономить, пытаются найти тот же Rolex в интернете дешевле, да что угодно. Некоторые вообще хотят купить анонимно, чтобы никто этого не знал. Онлайн позволяет делать многое, но не нужно пытаться понимать это умом, нужно принять это как данность. Еще сорок лет назад все думали, что курить безвредно, потом был ряд научных исследований, доказавших, что от курения умирают с вероятностью 50%. Затем был ряд статей о курении с прогнозами, что рынок сигарет упадет на 98% в течение одного года. Это произошло? Нет. Он только вырос. Более того: не в последнюю очередь из-за этих прогнозов табачные компании сегодня – самые прибыльные. Я не говорю, что fashion – то же самое, но в целом все очень похоже. Как участник рынка, я вообще не перестаю удивляться все годы. Ведь даже в самые тяжелые времена, когда везде самые плохие новости, за окном война, женщины не перестают покупать платья. Более того, они покупают эти платья как сумасшедшие, всегда покупают. Как это умом объяснить? Никак. Чистая эмоция.

– В 2010 году Forbes сообщил, что инвесторы вложили в Ваш проект, заведомо окрещенный «русским чудом», беспрецедентную для рунета сумму – $31 млн. Тогда Марк Тулуз прогнозировал, что через три года KupiVIP будет стоить не менее $500 млн. Вы можете сказать, сколько будет стоить ваша компания, например, в 2018-м?

– Я про такие вещи не думаю. Я все строю надолго, сейчас как раз период созидания, становления, это на 7–10 лет точно. Я не сижу дома и не оцениваю, сколько стоит моя компания. Я просто хочу, чтобы она была хорошей. У нас в этом году почти 300 тысяч новых клиентов, выручка выросла на 70%, сотрудники получили все бонусы, мы наняли в этом году более 1000 человек на работу. И вот это – самое важное. Главное, чтобы то, что ты делаешь, было нужно людям. Да, мы все в России со своими компаниями год назад получили удар, потому что в рублях стоим столько же, а в долларах теперь стоим в два раза меньше. Но мы же все понимаем, что в целом сейчас не то время, чтобы продавать бизнес. Ну и вообще – я ко всему очень спокойно отношусь; то, что сейчас у меня есть в России, может работать в любые времена.

– Вы всегда были очень открыты инвесторам. Однако некоторые участники рынка за это вас и критиковали – у большого пула инвесторов дитя без глазу.

– Любое строительство требует ресурсов, не только денежных, но и законодательных, человеческих, партнерских. Я думаю, что нужно фокусироваться на этом, никогда не оценивал бизнес так – публичная, непубличная компания. Единственная причина, почему я вообще делюсь, – дать другим предпринимателям пример того, как нужно или не нужно делать. Если все будут закрытые, то ничего хорошего на рынке не будет. Мне очень нравится то, что делает Олег Тиньков, его передача «Бизнес-секреты» – просто фантастика. Представляете, ведь совершенно бесплатно можно послушать предпринимателей из топ-100 страны. Когда еще такое было? Раньше можно было пойти в университет и, может быть, ты бы услышал 10–20 из них. Почему люди идут на эти интервью? Да они просто чувствуют себя благодарными за то, что имеют, и хотят помочь тем, кто пока ничего не достиг. И я сам буду продолжать быть для всех открытым. Останусь я без глаза или не без глаза, как вы говорите, но мне так интереснее.

– Говоря о законодательном ресурсе – вас ведь очень многие критиковали еще и за попытки ограничить деятельность западных и восточных интернет-магазинов в России. Получается, что, с одной стороны, вы за открытое предпринимательство, а с другой – давайте уберем с рынка этих и вот этих.

– Я этого никогда не говорил в таком контексте. Я просто говорил об одинаковых условиях для всех. Если это будет – тогда я доволен. Знаете, у меня сильное чувство справедливости, и когда я вижу несправедливость, то мне хочется ее устранить.

– Что вы понимаете под справедливостью в этом случае?

– Очень просто. Есть ритейл-компании, которые платят налоги, и другие, которые не платят. Это заставляет создавать бизнесы или смежные бизнесы не в России, сейчас все это делают, мы тоже это делаем в какой-то степени, но я не об этом. Понимаете, мне как негражданину России, вообще смешно предъявлять обвинения о том, что я хочу запретить западные компании. Я лишь считаю, что нужно снять с российских компаний пошлины на импорт одежды, они большие и они не обоснованы ничем. Потому что по факту сейчас те, кто имеет оффлайн-магазины, платят огромные пошлины. А китайские интернет-аукционы – они ничего не платят. Но честнее создать безналоговое пространство для всех с тем, чтобы, например, русские покупатели могли покупать европейские товары здесь по цене посылок из Китая. Гигантское, понимаете – гигантское количество складов открыто за последние три года не в России. И пересылают всё без всяких пошлин и сертификатов. Вот смотрите: например, вы импортируете детскую одежду в Россию, к ней предъявляются жесткие требования по сертификации – и это правильно. Но есть другой случай – китайский производитель, для которого эти требования не применяются, и он может прислать все, что угодно, даже то, что не прошло сертификацию в Китае. Ни одна другая страна не позволяет посылками завозить несертифицированный товар. Вы произвели партию трусов, и единственная страна, куда вы можете ее отправить без всяких документов, – Россия. Это неприятная тема, никто не хочет ее обсуждать, пока все хотят только выигрывать от посылок, но это ровно до того момента, пока не случится что-то плохое.

– Что? Отравятся трусами?

– В Китае умерло пять детей от детского питания. Только пять. Но вся индустрия детского питания рухнула. Я только что был в Японии, сотни тысяч китайцев везут японское питание в Китай. Так что может быть всякое. Рано или поздно будет регулируемость и в России, но она должна быть справедлива для всех, тогда на рынке не будет уродливых компаний. Мы, кстати, уже смирились со своей стороны с любыми законами, у нас закупки из десяти стран, мы самый большой кросс-бордер сегмента e-commerce. Я знаю, что это правильно, заказывать и получать посылки должно быть всем легко. Но, повторюсь, правила все равно должны быть одинаковы для всех, иначе получается странный результат.

– Сразу после запуска на женских форумах KupiVIP подвергся нападкам: одежда – подделки или произведена «специально для аутлетов», цены – завышены, клубная система – странная. Что отвечали на это ваши сотрудники?

– Люди всегда критикуют, это их свойство… Мы, например, делаем больше для проверки подлинности, чем какая-либо другая компания, мы проверяем каждый товар, до самого последнего источника. Для нас подделки невозможны – мы не делаем две продажи в месяц, чтобы срубить пять копеек, мы строим большой системный бизнес, который останется и через двадцать, сорок лет. Мы выглядим идентично своим западным аналогам.

– Ваши рассылки в сети также неоднократно называли навязчивыми – слишком часто, слишком много, сложно отписаться. Удалось ли, по вашему мнению, в итоге выстроить идеальную коммуникацию с потребителями? Может быть, нужно действительно пореже им писать?

– Ну, можно ведь все персонализировать, указать, сколько раз в день вы хотите получать от нас письма. Но я не согласен с тем, что наши рассылки навязчивы. Более того, многие покупатели хотят видеть рассылки еще чаще, потому что не хотят пропускать хорошие предложения.  

– Вы первыми отработали социальные сети – «Одноклассники», Facebook. Сейчас это так же эффективно? Что, по-вашему, вообще произошло с социальными сетями с точки зрения бизнеса?

– Социальные сети продолжают развиваться, а люди там проводят все больше времени. Появились новые форматы рекламы, многих это раздражает – как это так, в моей ленте теперь есть реклама. Для нас социальные сети по-прежнему стратегически важны.

– Вы неоднократно выводили через свою площадку на рынок новые имена. Какой из проектов вы считаете самым успешным?

– Я не люблю называть имена, скажу лишь, что в этом году у нас очень много успешных проектов. Бренды, которые выходят в Россию, часто обращаются к нам – шведские, немецкие, финские. Хотят протестировать русский рынок, а мы идеально для этого подходим – очень быстрые.

– А русские дизайнеры, условно имеющие небольшие проекты в Петербурге? Они могут к вам попасть?

– Конечно. Но сначала – рассказать, сколько товара они смогут нам поставить, как часто, с каким контролем качества. Это все-таки уже индустриальная история скорее, не ремесленная.

– В СМИ с самого начала о вас говорили как о «компании заМКАДного люкса» – вы исторически были лояльны к регионам, одевая, в том числе, куда менее искушенную, чем в Москве, аудиторию. Каково соотношение заказов сегодня?

– Ну, знаете, Москва и область – это огромная доля любого бизнеса, и так всегда будет. Если в каком-то бизнесе это не так, то что-то не так и с этим бизнесом. Москва, Петербург – я убежден, что они должны занимать половину бизнеса. Если ты проигрываешь и можешь продавать только в регионы, то совсем скоро ты начнешь продавать только «женщинам постарше», а потом твоя бизнес-модель постареет…

– И умрет вместе с «женщинами постарше»…

– Да, станет понятно, что вы поставили не на то. Клиент должен быть разный – постарше, помладше, в Москве, в регионах. Сейчас у нас так: регионы – 50 процентов и Москва-Петербург – еще 50 процентов.

– Уже год Россия живет в условиях высокой волатильности курса. Видите ли вы на этом фоне некий разворот клиентов к более дешевой одежде?

– Сейчас есть вообще глобальный тренд ухода в fast fashion. Люди хотят чаще менять одежду, пользоваться вещами меньше. Мы очень быстрая компания, мы наблюдаем этот тренд уже не первый год. Здесь причина еще вот в чем: по факту на рынке осталось не так много проектов, где мода есть произведение искусства, где всё продумано до последней нитки. Многие так называемые дизайнерские бренды сегодня отдают на аутсорсинг практически всё, и по факту ты платишь только за этикетку. Но люди не любят чувствовать себя обманутыми, они не любят и в текущих условиях переплачивать. Поэтому в KupiVIP  в итоге есть всё – дорогая одежда, недорогая одежда. Только у нас можно найти самый большой выбор платьев по 1000 рублей – и это будут хорошие платья, которые в другом месте вы увидите по 5000 рублей. Но в целом, повторюсь, ситуация такова: женщины, особенно молодые, хотят надевать платье два-три раза, и затем расставаться с ним. Это – страшный сон экологов, потому что ничто так не загрязняет среду, как мода с ее красителями, но это данность. Раньше было четыре вещи в год, а теперь тридцать шесть. Снижается лояльность к брендам, привязанность, женщина не знает точно, что она хочет. Она больше не говорит: я хочу туфли вот этой марки, она сначала ищет магазин, в котором, возможно, она найдет что-то для себя. Поэтому сейчас срабатывают только топовые магазины, а все, что на периферии, – падает. Или вот мобильные приложения, когда у человека есть только полчаса на то, чтобы найти для себя всё. Мы сейчас в это безумно много денег вкладываем – чтобы наш мобильный сайт был максимально персонализирован. Вообще, мода – это не резина для машины, где тебе достаточно знать спецификацию и отправиться в магазин. Нет, мода – это когда женщина видит где-то сумку, которая, возможно, будет сочетаться с ее платьем, и будет безумно счастлива, что нашла ее. Как  создавать эти моменты – целая наука.

– Вы лично принимаете участие в их создании?

– Конечно. Я путешествую по всему миру, рассматриваю все новейшие технологии, я везу все лучшее в Россию.

– В июле СМИ сообщили о том, что Оскар Хартманн теперь хочет заработать на недвижимости и за сто миллионов долларов запускает вместе с партнером Владимиром Лупенко первый в России краудфандинговый сервис для частных инвестиций в коммерческую недвижимость Aktivo. Тогда многие отзывались о сервисе скептически, считая, что в России исторически боятся любой коллективной собственности. Что вы можете сказать сейчас?

– Я оцениваю этот опыт более чем позитивно, иначе я бы за него не брался. Я не думаю, что прошлое – это будущее, не верю в это. Понимаете, в России есть очень большая неудовлетворенность в некоторых базовых ценностях. Например, в свободе. Любой человек хочет чувствовать себя свободным, независимым. Я вообще думаю, что у русского человека потребность в свободе более высокая, чем у других.

– А вы им коллективную собственность.

– Ну нет, мы не предлагаем им прямо коллективную собственность. Вы очень технически смотрите на бизнес. Мы делаем проект, позволяющий получать пассивный доход. Есть успешные люди, которые не знают, сколько еще они будут работать, и вот они хотят сделать инвестиции в свое будущее, в то время, когда уже не смогут работать. В мире очень много крупных компаний, которые позволяют это сделать, они оперируют в основном финансовыми инструментами – акции, облигации, недвижимость, которые структурируются, так можно делать накопления. В России же из-за того, что не работает долгосрочно национальная валюта, всё сложнее, и нужно быть максимально приближенным к самому производящему рабочему активу. Условно говоря, если валюта не работает, надо аккумулировать квадратные метры. Но и они должны генерировать валютный доход. Это должно быть безопасно, без кредитов, готовые проекты – не девелопмент. То есть – хорошая качественная коммерческая недвижимость. Но она большинству людей недоступна из-за высокой стоимости. И вот тут на помощь приходим мы с проектом, где вы можете инвестировать, начиная с совсем небольших сумм. Наша идея очень долгосрочная, я готов строить эту компанию 15 лет, потому что делаю это для себя, прежде всего, я сам хочу получать пассивный доход. Вот коллективные инвестиции вам кажутся «не очень», но прямые инвестиции таят в себе еще больше рисков. Есть ведь уже большой отрицательный опыт и с квартирами, и с коммерческим девелопментом. А мы уже сейчас готовы предложить продукт, который значительно лучше того, что люди делают в этой сфере сами. Это чума, сумасшествие. Они спокойно подписывают инвестиционный договор на строительство чего-то там в Подмосковье, что никогда не построится! Защищенность – ноль. Потом теряют деньги, но лет через пять наступают снова на те же грабли. А русский коммерческий девелопмент? Высокорисковые проекты собирают гроздья инвесторов.

– То есть условный москвич принесет Вам завтра свои полмиллиона за одну тысячную доли в здании на Тверской и получит гарантированный доход без рисков.

– Это работает уже сто лет и будет работать еще сто лет. Коммерческая недвижимость рано или поздно будет работать иначе, чем сейчас. Сейчас нет прозрачности, рынок наводнен серыми доходами, уводом за границу. Но я хочу предложить русским людям то, что видел в мире: лучшие коммерческие здания под управлением профессиональных фондов с сильным пулом арендаторов и максимальной прозрачностью. Я верю, что краудфандинг – будущее коммерческой недвижимости. Конечно, нам потребуется время, чтобы заслужить доверие, но мы к этому готовы. Знаете, когда я открывал KupiVIP, меня все постоянно в чем-то подозревали. Что я вот сейчас выстрою компанию, а потом громко ее продам и уеду обратно в Европу. Но прошло семь лет, и я здесь. Так же и с Aktivo – я готов строить ее 20 лет, иначе нет смысла даже начинать. Я хочу, чтобы в стране, где нет веры в пенсионную систему, появились доступные источники альтернативного дохода в старости.

– Вы часто говорите о том, что если вы патриот России, деньги и люди должны тоже оставаться в России. Вы патриот России?

– Конечно, я люблю Россию и благодарен ей. Мои самые большие активы здесь, если не верить в будущее России, ничего тут можно вообще не делать. Я смотрю на мир как на один большой шар, я верю в доброту, каждый должен улучшать мир вокруг себя. И я на это иду, каждый день.

– Что в таком случае Вам хотелось бы создать здесь еще – с тем, чтобы людям тут жилось лучше?

Многим, очень многим можно здесь заниматься. Скажем так: в Россию и раньше немногое приходило само, а сейчас почти не приходит вовсе. Если бы я не создал KupiVIP и Aktivo, западные аналоги не пришли бы сюда еще много лет. Просто потому, что Россия для них – не приоритет в развитии. Это смешно, может быть, когда мы говорим про платья. Но так поступают почти все – изобретатели средства от рака, например. Значит, мы, те, кто любит эту страну, должны переносить сами лучшие бизнесы сюда. Сейчас, например, есть явный тренд к старению населения, и в будущем будут очень востребованы все бизнесы, которые улучшают жизнь пожилых людей – от клиник до ритейла. Япония этот путь проходит последние тридцать лет. Другой вопрос, что если в Германии немец что-то сделает для немцев, то ему скажут спасибо. В России скажут: а, скопировал, заработал? Так вот, дай бог, чтобы у нас было больше тех, кто вообще хочет что-то копировать. Этим можно заниматься в любые времена, массу бизнесов, как показывает мировая практика, можно создать, когда экономика вообще не растет. А думать о том, кто патриот, кто нет… Надо работать там, где ты живешь. Я никогда и нигде не хотел потреблять, у меня вообще ноль ожиданий от окружающего мира к себе. Я живу здесь и должен улучшать мир вокруг себя.

Интервью: Екатерина Реуцкая, Олег Овчинников 

Фото: Михаил Воронцов

 

 

Справка

Оскар Хартманн, основатель и  президент холдинга KupiVIP.ru

 

Окончил один из ведущих частных университетов Германии – WHU (Otto Beisheim School of Management) по специализации «международный менеджмент», «международная экономика». Затем получил бизнес-образование (MBA) по программе «Предпринимательство» в США, в Гавайском университете (UniversityofHawaii, США).  Начал профессиональную карьеру в компании BMW (2004–2006) в Малайзии. Далее работал в российском отделении BostonConsultingGroup, где отвечал за разработку бизнес-стратегий международных компаний в России (2006–2008).  В мае 2008 года основал и возглавил компанию KupiVIP.ru – онлайн шопинг-клуб, представляющий товары известных мировых брендов с большими скидками. Сегодня проект – ведущая российская интернет-компания в индустрии моды. За шесть лет KupiVIP.ru пришел к годовой выручке около $200 млн и привлек $140 млн инвестиций от внешних инвесторов, в том числе от международных фондов Russia Partners, Accel Partners, Mangrove Capital Partners и BaldertonCapital.В 2010 году стал основателем и соинвестором (совместно с Паскалем Клеманом, президентом холдинга DirectGroup) FastLaneVentures – ведущей российской компании в области создания интернет-бизнесов. В 2015 году запустил первую краудфандинговую платформу в сегменте недвижимости Aktivo.



журнал CRE 18 (396)

Октябрь 2
Вышел из печати второй октябрьский CRE №18 (396). Журнал выпущен при поддержке: Алютех https://alutech-group.com/   Raven Russia www.rrpa.ru   Группа компаний «Пионер» pioneer.ru   Knight Frank www.kf.expert   Apleona Group https://ru-hsg.apleona.com/   ФМ Сервис https://fmservice.ru/   Lynks Property Management www.lynkspm.com В НОМЕРЕ: Репортаж CRE FEDERAL AWARDS 2021: БЕЗ ПРОИГРАВШИХ! Регионы выходят из тени столицы! Именно эти слова рефреном звучали на прот...

Популярное

Проект

Radius Group расширяет «Южные Врата»

Radius Group приступил к строительству нового склада в индустриальном парке «Южные Врата». Площадь объекта составит более 30 000 кв. м.
19.10
Назначения

Ольга Антонова теперь в Cushman & Wakefield

Ольга возглавила департамент торговой недвижимости консалтинговой компании.

18.10
Назначения

В SOK новый директор по маркетингу

Новым директором по маркетингу SOK стала Екатерина Белова. 
18.10
Сделка

Кинотеатры ADG Group станут спортивнее

Фитнес-клубы DDX появятся в 5 районных центрах «Место встречи»: «Место встречи София», «Место встречи Ангара», «Место встречи Будапешт», «Место встречи Байконур» и «Место встречи Экран».
19.10
Проект

Sminex построит БЦ на Савеловской

Общая площадь девятиэтажного здания составит 12 тыс. кв. м.

18.10
Проект

ПИК построит два бизнес-центра в Москве

ПИК построит общественно-деловой центр площадью 12, 1 тыс. кв. м во 2-м проезде Перова Поля. Второй БЦ будет расположен на Озерной улице в Очаково-Матвеевском – площадь объекта составит 37,9 тыс. кв. м. 
19.10
Открытие

«Невский Центр» полюбил готовить

В ТК «Невский Центр» открылся магазин сети товаров для кухни Cook House на минус первом этаже. 
18.10

подпишись НА эксклюзивные новости cre